Как меня трахнули в задницу

5 марта 2012 г.
  Утешение Аспазией Сократа: "Что же ты плачешь, дорогой мой Сократ? Неужели вечно будет смущать твою душу эта любовь, которой, точно молнией, обжёг тебя этот безчувственный юноша? Верь мне, я вымолю у него более благосклонное отношение к тебе".(Из диалогов Платона.)

Много философствую я на просторах интернета, но философом я так и себя не чувствовал. Почему? Да потому что девственником я был. Считаю себя учеником античных философов и Сократа в частности, однако не познал я гомосексуальных контактов, в отличие от моих античных учителей. Но что я мог поделать, если не возбуждают меня мужчины? Что мне делать, если природа моя другая, не гомосексуальная.

Вот это и косвенно ставили мне в укор мои друзья. Есть среди нас один деятель искусств, который претендует стать великим деятелем современного искусства. Но мои друзья в моем присутствии говорили ему, что ему никогда не стать великим в этой области, так как он еще никому не дал свой зад. Как может, вопрошали они, чтобы был хорошим деятелем искусств тот, что не познал член в своей заднице? Ведь это вершина любого искусства!

Слыша эти справедливые замечания, я понимал, что и я не в состоянии стать настоящим философом, если в мою задницу не вошло чужеродное тело. Но природно я к этому был не готов. Поэтому проклинали меня души великих античных философов, отрекся от меня мой великий учитель Сократ. Мне было стыдно, но ничего я поделать не мог.

И вот наконец, свершилось! По совершенно случайному стечению обстоятельств я пошел к врачу с жалобой на неприятные ощущения в моей заднице. Я долго ему пытался разъяснить свои ощущения философскими категориями, но он ничего не понял. Наконец он сказал мне, что: «Хватит болтать! У меня времени мало. Встань раком я тебе все скажу». Вначале я почувствовал себя униженным и опозоренным, но потом понял, что это знак того, что мне открывается настоящая философия. Я начал вкушать вкус античности, я вспомнил Сократа, Платона, Алкивиада и даже великого Александра Македонского с его возлюбленным Гефестионом, которого он трахал верхом на Буцефале! А ведь был Александр учеником Аристотеля! Чувствуется философская школа великого гения! Короче говоря, встал я раком перед врачом и почувствовал великое наслаждение. Правда ничего он не ввел в меня, но внимательно осмотрел. Наконец сказал, что надо мне идти к хирургу.

Ну, пошел я к хирургу. Он тоже поставил меня раком и поставил диагноз. Необходима операция. Ну и ладно, операция, так операция. Я был восхищен. С одной стороны я начал путь к античности, а с другой познаю и операцию, которую никогда не проходил. Какой же я философ, если не познал все эти ощущения? Стану я таким как тот деятель искусств, который никак не может стать создать шедевры из-за неспособности познать окружающий его мир.

На следующий день я пришел в больницу и сказал хирургу, что готов к операции. Он сразу определил меня в палату и начал подготовку к операцию, которую я воспринял как трах моей задницы. Я был восхищен тем, что наконец-то меня лишат моей мужской девственности.

После этого начался настоящий трах. Меня ввели в комнату, где мне начали делать клизмы. Это делалось посредством пластмассовой трубки, где-то в 30 см. Это как раз размер мужского члена. Только трахали меня две женщины-медсестры с особой жестокостью. Семь раз вводили они в меня этот искусственный член и ввели в меня десятки литров жидкости. Я почувствовал наслаждение, которые испытывали античные философы. Вот после этого я понял, что начало положено и мое становление в философии наконец-то близко к завершению. Я почувствовал, что дух Сократа доволен мной.

Потом ввели меня в операционную. Там анестизиолог начал начал лапать мой зад. Наконец он ввел мне между позвонками иглу. После этого я улетел в небеса. Я побывал в облаках, встретил там небесных гурий. Я с ними там прекрасно провел время, мы гуляли в роскошных садах, целовались и занимались интимом. Потом спустился я на землю, но не ходил, а летал над городом славным нашим Баку. Я испытал великое наслаждение. Такого чувство я не переносил никогда.

Но потом я вдруг испытал ломки. Очнулся в операционной, где завершилась операция. Я понял, что мне казалось, что занимаюсь любовью с небесными гуриями. На самом деле меня самого подвергают групповому изнасилованию хирург и его команда.

Тогда вспомнил я ассасинов средневековья, которые под действием гашиша переживали такие же состояния, как я на операционном столе. И понял я, почему они по повелению Горного Старца были готовы к самопожертвованию. Они видели то, что ощущал я. И если бы я был с ними, то несомненно вызвался бы еще раз убить герцога Бургундского, чтобы попасть в рай и испытать то наслаждение, которое я испытал на операционном столе. Но на самом деле это была иллюзия. Мне только казалось, что я на небесах трахаю гурий. На самом деле меня самого там в тот момент жестоко трахали.

Уже очнувшись я увидел зеленые глаза одной женщины-медсестры. Поняв, что меня сегодня основательно оттрахали, я сказал ей: «Сегодня я достиг вершины моего философского состояния. Вы все сегодня оттрахали мою задницу. Выражаю вам свою благодарность, так как без вас, не стал бы я настоящим философом».

Потом увезли меня в палату. Там поместили меня между двумя беженцами из районов, оккупированных армянами. Оба были после операции в задницу, как и у меня. Там почувствовал я серьезный дискомфорт и боли после группового изнасилования моей задницы. Но я терпел и ни разу не пожаловался. А что мне было жаловаться, если я испытывал наслаждение от того, что довольны мной духи античных философов?

Но те двое были далеки от философии и не могли себя достойно вести. Они все время жаловались, стонали, ныли, звали медсестер. И это продолжалось так долго, что они оттрахали своим нытьем мне мозги больше, чем медицинский персонал, оттрахавший мою задницу. Наконец мне это надоело и я сказал им обоим, что они тряпки, а не мужчины. Если они от одного прикосновения скальпеля хирурга так ноют, то теперь мне понятно, почему они убежали со своих земель и отдали их армянам. Если они паникуют перед какой-то хирургической операцией, то от шальной пули армян они тем более бежали панически. И где ваше достоинство? Где ваше мужество? Противно мне стало присутствовать в их среде.

После операции у меня возникла еще одна проблема. Мне вкатили столько систем, что мне необходимо было помочиться. Мне принесли утку, но я никак не сумел помочиться лежа. Я понял, что мне надо встать и пойти в туалет. Но медсестры не разрешали и говорили, что надо дождаться ло утра. Так я терпел часов 5. Но уже ночью, я плюнул на все и встал в туалет, где нашел успокоение. Выйдя оттуда, подошла ко мне медсестра и в ужасе спросила о том, почему я встал после операции. Ну, я ей ответил так: «Уважаемая сестра, я был рад, что меня тут трахнули в жопу, но вот о разрыве моего мочевого пузыря мы с вами не договаривались».

Короче говоря, решив проблему с мочеиспусканием, я опять лег и хотел заснуть.Но мои соседи по палате сменили свое нытье на храп. От этого я вообще офигел и провел с этими уродами бессонную ночь с болью в своей жопе, которую в отличие от них перенес молча.

Проснувшись утром, я твердо решил убежать из этой палаты. Мне уже было все безразлично, лишь бы уйти из помещения, где испытываю дискомфорт от этих моральных уродов, не имеющих понятие о мужском достоинстве. Куда им было держать позиции от армянского наступления, если они от одного скальпеля хирурга впадали в панику. Противно мне стало. Пошел я к врачу и сказал ему, что больше не собираюсь быть в этой палате. Ну, он понял меня и отпустил домой.

Вот так окончились мои больничные приключения. Теперь продолжаю лечение дома. И это успешнее, чем лежать в одной палате с ноющими и храпящими уродами, предавшими родину. Ну а осознание того, что наконец-то моя жопа оттрахана и стал я настоящим философом, доставляет мне гигантское наслаждение. Почуствовал я, что довольны мной духи Сократа, Платона, Александра, Аристотеля и Буцефала!

Послесловие

После всего этого я отправился к друзьям в чайхану. Вначале они поздравили меня в связи с тем, что наконец-то меня трахнули в задницу в больнице. Они действительно сочли это выдающимся достижением в деле моего становления в философии. Однако затем сказали, что этого недостаточно и я только прошел половину этого тяжелого и тернистого пути. Дело в том, что античные философы давали трахать свою задницу только в юности. То есть я только прошел юный период своего становления в философии. А потом они сами трахали задницы своих юных учеников, с которыми они проводили уроки философии.

Поэтому, мои друзья выдвинули мне предложение о том, что бы я поместил во всех ресурсах интернете объявление следующего содержания: "Философ почтенного возраста ищет молодых мальчиков до 15 лет для занятий по философии и учит их правильно осмыслить жизнь".

И опять я впал в депрессию. Подумал я, что закончилось мое становление в философии. Но оказывается я прошел только полпути. Теперь что мне делать, как мне быть? Ведь природа моя не гомосексуальная. Не возбуждают меня юноши. Долго я над этим думал и решил положиться на судьбу. Ведь ранее я не мог дать никому свою задницу по причине неспособности к гомосексуализму, но сама судьба привела к тому, что меня трахнули в больнице.

Точно также, я надеюсь, будет и в случае совокупления с юношами (без чего настоящая философия невозможна). Сама судьба как-то приведет меня к этому. Но как? Я не знаю. Но буду полагаться на судьбу или ее величество Фортуну, как ее называли мои великие античные учителя, лучше меня познавшие суть настоящей философии.