Педерастия по-еврейски

13 апреля 2014  

Встретился я в прекрасном городе Алматы с евреем. Условно назову его Соломоном Моисеевичем. Как же без евреев? Ведь везде одни евреи, даже в Казахстане.

Соломон Моисеевич был ужасно гостеприиным. Он переплюнул в гостеприимстве и казахов, и азербайджанцев. Он подал на стол баранью голову, беспармак на 20 человек, хотя нас было только четверо.

И имели мы беседы с Соломоном Моисеевичем. Он, как и все евреи, был очень умным человеком. Говорил о всех аспектах нашего бытия. Он был осведомлен одновременно и в гинекологии, и в сексологии, и в историографии, и в философии, и в математике. Куда ни ткнешь, он был знатоком, как и положено еврею.

Но, сколько бы ты не говорил о высоких научно-философских категориях, все равно в конце концов, все разговоры сводятся к сексу и даже к гомосексуализму.

Моисей Соломонович был светским, но в то же время традиционным евреем. Он сразу заявил о том, что против гомосексуалистов (пидоров). Возможно он проверял меня на предмет того, не пидор ли я? Ну в самом деле, откуда алматинскому еврею знать, а не пидор ли приехал из Азербайджана?

Но в ответ я поставил философский вопрос о том, а что есть пидор? Это духовное или телесное понятие? Ведь может быть пидор телесный и пидор духовный. И теперь что хуже телесная педерастия, или духовная?

Соломон Моисеевич задумался и утвердительно сказал, что телесная педерастия хуже, так как она противоприродна. А вот духовная педерастия это дело другое. Тут он провел параллели с бытием человеческим и определил, что это естественное состояние души.

Потом Соломон Моисеевич сказал о том, что бытие определяет сознание человека. Это зафиксированный факт.

Тогда я сказал, что если бытие опредлеляет сознание, то и гомосексуализм получается явлением бытийным. Вот к примеру спартанцы были гомосексуалистами. Но разве можно говорить о том, что они были лишены мужества? Даже все обстоит наоборот. Нынешним мужикам далеко до пидоров- спартанцев. Ибо они даже если не дают свой зад, то не могут даже защитить самих себя. А вот спартанцы, которые трахали друг друга в зад, тем не менее остановили наступление персов в Фермопилах.

Теперь кто же мужик? Тот кто бережет свой зад и не может сопротивляться внешней агрессии, или тот, кто дает свой зад, но остановил продвижение персов в Фермопилах?

Другой стороной вопроса является то, что педерастия относительна в историческом смысле. Можно не вступать физически в гомосексуальное сношение, но быть пидором относительно других поколений. Так, к примеру, ортодоксальный еврей мог посчитать пидором Соломона Моисеевича потому, что он носит браслет и золотую цепь. Ведь в то время эти украшения носили женщины. А если их носил бы мужчина, то он в глазах прошлых поколений был бы пидором.

Точно также наш друг казах сидит сейчас в американской рубашке с короткими рукавами. Но и он бы считался пидором в глазах его предков степных казахов.

Получается, что если бы Соломон Моисеевич жил в древней Спарте, то он был бы пидором, но счел бы это за честь. Ибо те пидоры были мужиками по сравнению с нынешними. Нынешние мужики не дают свой зад но их бомбят пидоры.

И тогда Соломона Моисеевич задумался и сказал что действительно в той исторической ситуации ему пришлось бы быть пидором. И даже больше этого, если сейчас с золотыми украшениями он более пидор, чем прошлые поколения, то значит пидоризация последующих поколений неизбежна.

Но, по его словам, если уже быть пидором, то лучше быть активным, чем пассивным. Если гомосексуализм неизбежен, то лучше трахать зад, чем давать.

Ну это понятно. Еврей и в этой ситуации ищет то, что ему выгодно. Действительно, если уже гомосексуализм неизбежен. то быть активным лучше, чем пассивным.