Импотент ли профессор?

14 апреля 2014 г.

С разными людьми я пообщался за эти дни в Казахстане. Это были и мои коллеги – люди науки и образования. Были и коммерсанты, служащие, просто хорошие люди и т.д. В основном это были светские люди. С кем-то говорили о делах, с кем-то о науке, а с кем-то просто философствовали.

Некоторые в полушутливой форме предлагали мне завязать тут отношения с какой-нибудь казашкой. Но я все время говорил, что я не представляю себе, как можно просто трахнуть казашку, приехав сюда всего на пару недель? Я слишком уважаю казахский народ, чтобы так грубо трахнуть ее представителя. Для этого надо завести более долговременные отношения, делать все постепенно и по велению души.

На это один мой друг ответил, что я ошибаюсь. Ведь лечь с таким интересным человеком, профессором и просто хорошим человеком было бы честью для казашки. Напротив, он советовал мне осчастливить собой какую-нибудь казашку.

Короче говоря, после таких многодневных шутливых разговоров еду я в аэропорт. Это был последний день моего пребывания в Алмате. Меня сопровождал один из самых лучших сынов казахского народа. Просто золотой человек. Остановились мы с ним на обед в одном ресторане. И там вдруг к нам подсел один его знакомый. Это был истинный мусульманин с тюбетейкой на голове. Говорил о вере, религии. И вдруг он резко повернулся ко мне и спросил о том, женат ли я? Я не ожидал этого резкого вопроса от человека, которого вижу всего пять минут и который даже не знал моего имени. Поэтому я пролепетал что-то невнятное, которое было больше похоже на «нет», чем на «да». Он сказал: «Ты что, не женат? Так приходи, дадим тебе казашку».

Я хотел ему сказать, что слишком уважаю казахский народ, чтобы просто трахнуть казашку, а тут ты предлагаешь мне вообще ужасные вещи. Я оказывается должен трахнуть не просто казашку, а верующую казашку. И тут мне вспомнился мой великий Учитель бакинской чайханы, вершиной желания которого было трахнуть верующую женщину, которая была бы полностью покрыта в паранджу, но у которой не было бы трусов и лифчика. Зайти под паранджу для него было бы великим наслаждением. Вершиной мечты Учителя должны были бы быть глаза этой верующей из которых бы в момент его оргазма изливался бы свет веры. Я тогда подумал, вот все не так как должно быть. Сюда бы не меня, а великого Учителя чайханы.

Но для приличия я сказал этому искренне верующему мусульманину, что я не женат и в женщинах не нуждаюсь. То есть намекнул, что я возможно импотент. Он вначале удивленно посмотрел на меня, а потом понимающе кивнул головой. И тогда я сказал, что все бывает в этом мире. Бывает так, что и у профессора не стоит.

Вот такая была моя последняя встреча на земле Казахстана. Это было логическое заключение моих встреч. Ибо точку в этом должен был поставить именно истинный мусульманин, с сексуальным предложением трахнуть не просто гражданку Казахстана, а верующую казашку.