Ко мне явился сам господь бог

Научный отдел, в котором я работаю, доставляет мне массу проблем. Дело в том, что здесь исследуются религиоведческие и культурологические проблемы. С культурологией проблем не возникает. А вот с религиоведением прямо с ума можно сойти. Ну, не понимают наши граждане что это такое. Они считают это богословием, а наш отдел одним из отделов мечети. К нам постоянно приходят желающие стать докторантами по богословским проблемам. Приносят работы восхваляющие Ислам, утверждающие его превосходство над другими религиями. А я уже устал всем объяснять, что религиоведение изучает мировые религии и вероисповедания. Этот предмет на стыке общей и социальной философии, истории философии, социологии, антропологии, психологии, всеобщей истории, этнологии, археологии и других наук. В религиоведении нет приоритета одной религии над другой. Методология у нас научно-академическая. По всем этим параметрам религиоведение принципиально отличается от богословия.

Говорю я это всем и каждому. Как-то даже объявление повесил о разнице этих предметов. Но без толку. Всякий раз, когда я это объясняю, меня отказываются слушать. Говорят, что они хвалят Ислам, а если я что-то против имею, значит я атеист. Устал я уже от всего этого, но ничего не могу с этим поделать. Я бессилен против природной неспособности людей понять элементарные вещи. Меня постоянно заставляют оправдываться и подчеркивают, что смотрите, дескать какой плохой человек – атеист. А вот мы все такие святые, так любим Аллаха и пророка!

Достали меня эти «глубоко» верующие люди. Но, с другой стороны, меня достали и различные люди, которые носятся с какими-то религиозными идеями. Сколько я уже перевидал различных пророков, глашатаев Бога, людей озаренных божественным светом! Время от времени они приходят к нам и представляют свои писания, которые считают богооткровенными. Требуют, чтобы мы их признали. И тут опять проблема. Я им говорю то же самое, что «глубоко» верующим мусульманам. Объясняю им, что мы не можем признавать истинным ни одно из религиозных направлений. Наше дело только исследовать религии и веру людей. Но тоже без толку. Новоявленные пророки тоже отказываются меня понимать и обвиняют в ущемлении прав человека.

Приходил ко мне бехаит и тоже представил трактат об истинности его религии. Я ему тоже объяснил все это. Но он на меня обиделся и намекнул, что я обижаю представителя религиозного меньшинства и возможно являюсь исламским фундаменталистом. Он может донести это до сведения международных правозащитных организаций. Вот, в таком сумасшедшем доме я работаю. Для одних я атеист, а для других исламский фундаменталист.

Мне все время приходится выслушивать долгие пафосные речи различных религиозных людей. Мусульмане отнимают мое драгоценное время, чтобы рассказать о том, что они лучше других похвалили пророка и больше остальных любят Ислам. Новоявленные пророки часами говорят об их спасительной миссии для всего человечества. Некоторые из них претендуют на какие-то псевдонаучные открытия. Например, один «божественно» озаренный человек утверждал, что египетский бог Ра присутствует в Коране и это доказывает то, что Коран намного древнее времени VII века. Этот «гениальный» вывод он сделал на том основании, что в одном аяте есть буквосочетание «Алиф-Лам-Ра». Я тщетно ему пытался объяснить, что это «ра» не египетский бог Ра, а буква арабского алфавита. Но тщетно. Тот, кто приходит в отдел религиоведения, ничего слышать не желает, а только твердит свое.

Как-то приходил ко мне один человек, который утверждал, что сделал великое научное открытие. Он оказывается вычислил физико-математическими методами расстояние до Бога. Я ему сказал, что прежде вычислений, он вначале должен доказать само существование Бога, так как в позитивной науке существование Бога подтвержденным фактом не является. В ответ этот человек на меня озлобился и опять обозвал атеистом. Потом он пошел жаловаться руководству института, что они держат в отделе религиоведения атеиста.

Таким образом, за много лет работы в этом сумасшедшем доме, много чего я перевидал. Однако сегодня произошло подлинно историческое событие. К нам пришел сам господь бог. Много чего я видел, но явление самого бога не ожидал. И вот это свершилось. Он принес свое новое послание человечеству в виде рукописи и потребовал, чтобы мы поставили это писание на обсуждение. Признаться, я не знал, что мне делать. Много приходилось что-то объяснять глубоко верующим мусульманам, различным пророкам, бехаитам и другим. Но вот объяснять что-то самому господу богу мне было неудобно. Шутка ли, сам господь бог передо мной. Я просто молчал и слушал его. Он объяснял нам, что является воплощением Божьим на земле и принесенное им писание божественно. Разъяснял нам то, насколько мы заблудшие люди. Говорил о Судном дне, о том как он будет судить людей.

Тут наши сотрудники вмешались в разговор и грубо перебили его. Они потребовали соответствия научным параметрам принесенного им труда, говорили о не актуальности и отсутствии новизны в его работе. Кое-кто назвал его заблудшим и сумасшедшим, спросили читал ли он Коран, знает ли он Ислам.

Однако в этот момент я взял слово и выразил свое несогласие с доводами моих коллег. Я им сказал, что странными являются их вопросы. Ведь этот человек утверждает, что он бог. А никто не может это ни подтвердить ни опровергнуть. Это сугубо индивидуальное чувство этого человека. Если он себя считает богом, то задавать ему вопросы о том, знает ли он Коран и Ислам абсурдны, так он сам и является источником всего этого. Также абсурдны вопросы о научной методологии в принесенном им труде. Если он бог, то его писание много шире всех научных параметров.

Далее я сказал сотрудникам, не каждый день к ним является господь бог. Возможно это единственный день в их жизни, когда это произошло. Теперь вместо того, чтобы благоговейно выслушать его слова, они его начали задавать ему такие нелепые вопросы.

Однако было поздно. Увидев полное непонимание и усмешки наших сотрудников, господь бог покинул нас и обещал больше не возвращаться к нам. После его ухода я поделился своими мыслями, относительно этого явления. Я сказал сотрудникам, что наше дело исследовательское. Нас не должно интересовать, бог ли этот человек или нет. Мы должны относиться к таким как он как к объекту научного исследования. В частности, он представляет интерес с точки зрения проблем психологии веры. А осмеяние нами, научными людьми таких людей неуместно, так как в науке могут быть разные позиции. Мы же не в мечети находимся, а в стенах научного отдела.

Потом я вспомнил того человека, который несколько лет назад заявил о том, что вычислил расстояние до Бога. В то время я усомнился в его расчетах по причине того, что нет доказательства бытия Божьего. Но теперь бытие божье доказано. Он сам приходил к нам. Поэтому физико-математические расчеты о его местонахождении вполне уместны и необходимы. Я уже готов обсудить этот вопрос.